Вёсны Василия Рослякова (к 100-летию со дня рождения)

17 марта 2021 года исполняется 100 лет со дня рождения русского советского писателя Василия Петровича Рослякова.

Алексей Кондратенко

 Вёсны Василия Рослякова
(К 100-летию со дня рождения)

Трудно определить двумя-тремя словами «ячейку» этого писателя в литературной истории Советского Союза и России. Военный писатель? Да, несомненно, фронтовик и партизан, автор повестей и романов о войне… Мастер «городской прозы», «деревенщик»? И это вполне верно – есть рассказы в чеховской и бунинской традициях о москвичах (сборник «Московские повести»), есть сельские истории (на склоне лет купил избушку на Владимирщине, стал почти деревенским жителем, издал книгу «Добрая осень» о Ставрополье). Так, может быть, очеркист? В значительно степени, таков – автор множества очерков, за темами для них ездил на Ангару к строителям Братской ГЭС, на КамАЗ, на прокладку газопровода Уренгой-Запад. А ещё поэт в юные годы, литературовед, преподаватель литинститута, член правления Союза писателей…

Это всё о нём – о Василии Петровиче Рослякове, о его многолетнем, каждодневном литературном труде, который стоит за названиями целой россыпи разножанровых произведений. Художник самобытный, со своим взглядом на самые разные жизненные явления и со своей свободной формой общения с читателем, он родился 17 марта 1921 года в городе Святой Крест (ныне Будённовск Ставропольского края) в крестьянской семье (можно предположить, что появился на свет не в самом городе, а в селе Архангельское, но в документах всегда указывал Будённовск). В 1937 году вступил в комсомол, два года спустя по окончании средней школы поступил на литературный факультет Московского института философии, литературы и истории имени Н.Г. Чернышевского. Когда началась Великая Отечественная война, по призыву Центрального комитета комсомола в августе 1941 года стал курсантом Подольского пехотного училища. Не с тех ли суровых дней его любимой песней стала «Скажи-ка, дядя, ведь недаром…»

В автобиографии он писал: «В составе училища с октября по декабрь 1941 года участвовал в боях против немецких захватчиков под Малоярославцем, где и попал в окружение. При выходе из окружения на линии фронта был задержан немецкими войсками. По дороге в лагерь на второй день сбежал от немецкой охраны, пользуясь лесной местностью. После этого решил идти к Брянским лесам. В январе 1942 года вступил сначала в местную партизанскую группу самообороны, а затем в отряд «Смерть немецким оккупантам». Был рядовым партизаном, участвовал в операциях по взрыву железнодорожных мостов между Брянском и станцией Синезёрки, в боях с фашистами. С июля 1942 года – сотрудник газеты “Партизанская правда”».

Современный читатель автобиографии Рослякова, написанной в 1943 году, обязательно обратит внимание на почерк – аккуратный, мелкий и убористый. Абсолютно отсутствуют грамматические ошибки, текст написан тонким пёрышком, что было редкостью в военные годы. Конечно, человек с такими способностями и прилежанием обязательно должен был оказаться на примете у партизанского командования.

Комиссар одного из отрядов Антон Фёдоров вспоминал, что редактор Коротков был весёлым и добрым человеком: «Он сумел быстро сколотить трудолюбивый и боевой коллектив редакции. Его корреспонденты непрерывно выезжали в партизанские отряды для получения новых материалов в газету. Сам Николай Петрович, несмотря на сложную боевую обстановку в партизанском крае, верхом на лошади скакал в партизанские отряды для проведения партийно-политической работы и ознакомления с положением дел на местах в отрядах. Он был не только редактором газеты, но и заместителем комиссара объединённых партизанских отрядов».

Примечательно, что в личном деле, хранящемся в бывшем Орловском партийном архиве, есть небольшой листок: «тов. Рослякова В.П. направить в распоряжение секретаря Навлинского РК ВКП(б) на должность зам. редактора районной газеты. 2.I.43 г.». Подпись можно разобрать с трудом, возможно, это решение подписал редактор «Партизанской правды» Коротков. Однако молодому партизану Рослякову в освобождённом от фашистов в марте 1943 года крае нашлась иная должность: до июня он работал заведующим районным отделом народного образования в Севске. С июля 1943 года – заместитель заведующего отделом пропаганды и агитации Орловского обкома ВЛКСМ (в Ельце, а затем в Орле). Центральным штабом партизанского движения в сентябре 1943 года был награждён медалью «Партизану Отечественной войны» I степени.

В характеристике, подписанной секретарём Орловского обкома ВЛКСМ Цыганковым, отмечалось: «За время работы в аппарате обкома ВЛКСМ в должности заместителя заведующего отделом пропаганды и агитации по тылу врага с июня по декабрь 1943 года показал себя активным, добросовестным, дисциплинированным, политически грамотным, морально выдержанным комсомольским работником. Имея опыт партизанской борьбы, тов. Росляков уделяет много внимания работе комсомольских организаций в партизанских отрядах. Активно принимал участие в выпуске листовок для тыла [т.е. оккупированной территории]. Им лично была написана брошюра о герое-комсомольце Владимире Рябок».

Литературные способности молодого комсомольского работника стали определяющими в его дальнейшей судьбе. Уже в декабре 1943 года Росляков был назначен на должность технического редактора Орловского книжного издательства. Через месяц стал заведовать только что созданным в «Орловской правде» отделом культуры и быта (одновременно, по сведениям на февраль 1944 года, являлся военным корреспондентом редакции).

Талантливый прозаик, а в годы войны журналист «Орловской правды», Евгений Горбов вспоминал: «В те дни наша редакция пополнилась ещё двумя работниками. Это были молодые ребята двадцати двух — двадцати трёх лет. Оба приехали из Брянских лесов, оба были партизанами и оба имели склонность к литературе. Николай Прохоров писал прозу, Василий Росляков – стихи. С их приходом наши литераторы ещё более оживились, и в самой редакции появилось творческое ядро».

Общий интерес к литературе сблизил Рослякова не только с Николаем Прохоровым, но и положил начало дружбе с другим недавним бойцом партизанского отряда, а тогда журналистом «Орловской правды» Юрием Когиновым. В свободный час они вместе ходили по улицам разрушенного Орла, мечтали о будущем, говорили о том, как станут авторами книг…

В августе 1946 года указом Президиума Верховного Совета СССР за доблесть и мужество, проявленные в партизанской борьбе, Василий Росляков был награждён орденом Красной Звезды. Он оставляет работу в редакции и восстанавливается на учёбу в МГУ. В 1950 году оканчивает филологический факультет, в 1954 году защищает кандидатскую диссертацию на тему «Советский послевоенный художественный очерк». Спустя два года в издательстве «Советский писатель» выходит в свет его книга «Советский послевоенный очерк». Монография принесла автору признание и широкую известность (книга была и первой на такую тему, рецензентами рукописи выступили писатели Мариэтта Шагинян и Леонид Кудреватых).

Книга сразу поставила его в ряд наиболее крупных исследователей отечественной публицистики (кстати, сразу после её выхода в свет Росляков был приглашён на работу в выпустившее её издательство «Советский писатель»). В 1958 году его принимают в Союз писателей СССР, он начинает писать прозу. Как бы случайно, без предварительной договорённости принёс в редакцию журнала «Новый мир» рукопись своей первой повести – повести о войне, лиричной, нежной и столь трагичной в финале.

Рукопись попала на глаза главному редактору Твардовскому. Тот сразу отдал её в набор, отметив всего несколько погрешностей и попросив сменить вычурное название на что-то простое и точное. Так появилось заглавие «Один из нас»…

Правдивое повествование о первом, самом трагическом периоде Великой Отечественной войны вызвало большой интерес: повесть выходит во 2-м номере журнала «Новый мир» за 1962 год и вскоре – отдельным изданием, затем несколько раз переиздаётся, по книге был снят художественный фильм «Первый снег».

В последующие годы из-под пера Рослякова выходят масштабные прозаические произведения: «Обыкновенная история», «От весны до весны» (о событиях «оттепели» на журфаке МГУ), «Утро» (первоначальное название «В начале дней»), «Мы вышли рано, до зари», а также рассказы и очерки.

Ставрополец по рождению, Росляков считал Орловщину своей второй малой родиной. Да, у него, уже давно столичного жителя, не осталось здесь родных людей, но были друзья и близкие товарищи. В редакции «Орловской правды» трудились однокашники по ИФЛИ Владимир Комов и Анатолий Яновский. Ещё один ифлиец, Леонид Афонин, стал известным литературоведом и историком литературы, одним из первых в Орле членов Союза писателей СССР, директором музея И.С. Тургенева, заведующим кафедрой литературы пединститута.

Но, пожалуй, самым близким другом Рослякова в Орле ещё с военных лет оставался Евгений Горбов. Они вели переписку, Росляков многократно отзывался рецензиями на новинки Горбова.

Орловщина так или иначе присутствует во многих книгах Рослякова и его публикациях в периодике. Здесь он побывал в 1959 году, о чём опубликовал путевые заметки в «Орловской правде» («Магистрали и просёлки») и «Литературной газете» («На земле Орловской»). Спустя четыре года в издательстве «Советская Россия» вышла повесть Рослякова «Обыкновенная история», где был нарисован образ скромной и мужественной девушки Лены Гордеевой, которая живёт в Орле на одной из Пушкарных улиц. Окончив курсы водителей, работает в театре кукол. В середине 1950-х годов по путёвке комсомола уехала в Сибирь на строительство алюминиевого комбината. Героиня повести постоянно тепло вспоминает свой родной город. Большую часть повести составляет её переписка с оставшимся в Орле другом (жанр книги так и обозначен: «повесть в письмах»). Леонид Афонин так отозвался на эту повесть: «История, рассказанная Василием Росляковым, – грустная и светлая, надолго запоминающаяся, – она волнует, заставляет задуматься. Написана повесть подкупающе просто и достоверно. Автор говорит о героях горячо, заинтересованно, восхищаясь красотой дел и помыслов наших молодых современников, открыто атакуя цинизм, пошлость, ханжество».

В октябре 1963 года в трёх номерах «Орловской правды» был напечатан рассказ Рослякова «Человек с острова Аксай» – как будто выхваченный фотовспышкой яркий момент авантюрной хрущёвской поры.

Зачин рассказа «Красные берёзы» взят из редакционных будней журналистов послевоенной «Орловской правды»: «Когда Сергиевская ГЭС была построена, к нам, в редакцию газеты, пришла странная рукопись. Раскроенные мешки из-под цемента были прошиты с одной стороны шпагатом, так что получилась тетрадь, только очень огромная. В этой тетради то карандашом, то разными чернилами, но одним и тем же корявым почерком была написана поэма-хроника о сооружении межколхозной Сергиевской ГЭС имени Сталина».

Так отозвались в памяти прозаика его журналистские встречи начала 1950-х годов – о строителях электростанции он написал тогда очерк «Новые люди» (Орловская правда, 1951, 5 сент.) и стихотворение «Межколхозная ГЭС», напечатанное в «Орловской правде» 21 октября 1951 года и сборнике «Родимый край» (Орёл, 1952).

Особенно пронзительно трогает орловская тема в рассказе «Последняя ложь». Фабула, на первый взгляд, не нова – накануне смерти главный герой Александр Иванович вспоминает прожитую жизнь. Однако обозначенный Росляковым конфликт был исключительно дерзок для прозы советского времени: старик вдруг понимает, что в нём все эти годы жило как бы два человека. Одни – ярый рубака, сельский бунтарь и селькор-правдоискатель, а другой – старший редактор издательства, участник войны, награждённый орденами и медалями, член профкома и прочее, и прочее – вечный приспособленец, конформист, «только прикидывавшийся живым и настоящим».

Так описан ключевой эпизод: «Мужик поднялся в нем, давний, молодой орловский мужик, из-под Русского Брода. Он лежал, не шевелясь, с закрытыми глазами, и нигде ему не было больно, и не слышал он своего сердца, поэтому вдруг показалось, что ничего этого нет, никакой больницы, никакого ожидания, а есть блаженно присмиревший, полный сил молодой мужик из–под Русского Брода. Но вот оно опять споткнулось, и Александр Иванович сразу вспомнил, что умирает. Твою богородицу… Слабенько стонала в нем матерщина. А ведь тогда, под Русским Бродом, не было в нем этого, нынешнего, он был цельным, не раздвоенным. Самоотверженно боролся с кулачеством, как с классом, писал заметки в уездную и даже в губернскую печать, и псевдоним у него был – Фридрих Энгельс. На селе с мужиками, дома, в комсомольской ячейке – везде говорил одно, верил в одно и даже во сне верил в то же, во что верил и не во сне, ненавидел больше всего двурушников, врагов народа, которые говорили одно, а думали и старались делать другое. И вот докатился, дожил. Два теперь человека в нем, он теперь двуликий». Определение «орловский» в этом контексте – значит настоящий, верный. Как противоположность «московский» – ненастоящий, подставной. Не случайно, Рослякову всегда были близки слова Лермонтова: «История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа». И, действительно, за судьбами героев писателя вставала большая народная судьба…

В числе написанного Росляковым особенно выделяется роман «Последняя война» (первоначальное, рабочее название – «Здравствуй, оружие»). Первая книга романа была напечатана в «Нашем современнике» (1972, № 7, 8), в том же году издана в «Советском писателе». Вторая книга появилась в этом же журнале год спустя (1973, № 6, 7), вскоре вышла отдельным изданием – в «Современнике» (1974). Писатель и литературный критик А.И. Кондратович назвал роман «панорамным произведением, обнимающим историю партизанского движения на Брянщине».

Нет смысла пересказывать содержание книги. С документальной, хроникальной точностью Росляков показывает читателю, как в исключительно сложных условиях крепла партизанская сила в борьбе с врагом, как рождалась партизанская печать, какой яростной была борьба за души и умы людей на оккупированной территории. Росляков часто повторял: «Писатель – это память народа». И не просто повторял, а всегда старался следовать этому предназначению.

Ставропольский писатель Василий Грязев вспоминал о Рослякове так: «Душа нараспашку, любовь к цветным рубашкам, юмор, умение разговорить любого молчуна, а иногда некоторая расхристанность, что ли. За все годы нашего знакомства я никогда не видел на нём галстука».

А вот каким запомнился Росляков Ивану Подсвирову, когда приезжал в Орёл на заседание совета по русской прозе при Правлении Союза писателей РСФСРв мае 1979 года: «Внешне живой, весёлый, внутренне – страдающий человек. Не высок и не низок, плотен, броваст. Глаза синеватые, с поволокой, при виде красивой женщины водит ими, как мартовский кот. Натурально близкими к оригиналам изображает знакомых лиц, особенно подружек писателей из “литфонда переходящих жён”. Иронично, но не зло рассказывал о своих переделкинских соседях – Павле Нилине и Петре Сажине, их бесконечных препирательствах между собой».

Невзирая на обстоятельства и невзгоды, он всегда был оптимистом, всегда воодушевлял друзей и младших товарищей по перу: «Будем жить долго, писать будем лучше». А ведь кроме собственно творчества, множество сил писателя было затрачено на выполнение общественных нагрузок, редактирование, преподавание, переводы.

Он переводил на русский язык произведения прозаиков Эстонии, Молдавии, Абхазии, Туркмении, Киргизии. Выступал в качестве рецензента рукописей прозы, преподавал на факультете журналистики МГУ, в конце 1970-х годов вёл семинар в Литинституте. Был членом правления Союза писателей РСФСР с 1975 по 1990 год.

Одно из важнейших дел последних лет жизни – участие в редакционной коллегии такого масштабного проекта, как издание Библиотеки русской художественной публицистики. Более 30 сборников вышли в издательстве «Советская Россия» в 1980-е годы: Ломоносов, Радищев, Карамзин, Пушкин, Достоевский, Л. Толстой, Горький, Пришвин, А. Толстой, А. Платонов, Паустовский, Шолохов…

В послевоенные годы литературный труд Рослякова, его ратные заслуги были оценены высоко. Помимо наград 1943 – 1946 годов, он был удостоен орденов Отечественной войны II степени (1985), Трудового Красного Знамени, «Знак Почёта», Дружбы народов. В 1983 году ему была присуждена премия ВЦСПС (Всесоюзный совет профсоюзов) и Союза писателей СССР.

Умер Василий Петрович Росляков в декабре 1991 года в Москве.

В плеяде авторов художественных произведений о Великой Отечественной войне имя Рослякова вряд ли можно отнести к числу наиболее известных. Однако эта «забывчивость» не делает чести тем, кто составляет рекомендательные списки и готовит тематические литературные обзоры. Росляков уже одним тем заслуживает благодарной памяти потомков, что он написал целый ряд правдивых книг о военном времени, в том числе повесть «Один из нас» и роман «Последняя война».

Поразительно, но факт: за минувшие три десятилетия после смерти писателя его произведения ни разу не выходили отдельными изданиями. В какой-то мере читательский интерес ныне могут удовлетворить электронные тексты, размещённые на ряде сайтов в Интернете. Ставропольским краевым отделением Союза писателей России совместно с администрацией города Будённовска учреждена литературная премия имени Василия Рослякова.

Но, наверное, потомки могли бы сделать ещё многое для увековечения памяти этого незаурядного писателя, для переиздания его книг.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Blue Captcha Image
Новый проверочный код

*