Леонид Афонин — журналист

Исследовательская и творческая деятельность Л.Н. Афонина весьма многогранна. Важное место в ней занимает многолетнее плодотворное сотрудничество со средствами массовой информации.
Ныне нам известны более 300 публикаций Л.Н. Афонина в газете «Орловская правда», около 40 публикаций в «Орловском комсомольце» (1956-1974 гг.), 27 передач на Орловском радио в 1972-1975 гг. Конечно же, заявленная тема заслуживает монографического исследования. В данной статье мы коснёмся лишь ряда аспектов участия Л.Н. Афонина в «Орловской правде»: здесь появились его первые заметки в середине 1930-х годов и именно здесь было опубликовано подавляющее большинство его газетных материалов.

В «Орловскую правду» девятиклассников Леонида Афонина и Анатолия Яновского привёл их старший товарищ, заведующий отделом редакции Борис Гершун1. С 1936 года новички печатали заметки на школьные темы, ходили на заседания литературного объединения при редакции. Однако вскоре Гершун был репрессирован, Афонин и Яновский уехали на учёбу в Москву. В предвоенные годы Леонид Афонин, будучи студентом ИФЛИ, опубликовал в «Орловской правде» несколько статей («О Третьяковской галерее», «О выставке китайского искусства», «Пушкин и Мицкевич» (в соавторстве с А. Яновским)), затем сотрудничество было прервано на десять лет. Однако даже в военное время молодой исследователь находил возможность для продолжения начатого в Орле и Москве дела: будучи ответственным секретарём редакции дивизионной газеты, опубликовал в ней статьи «Книга в окопе», «Наш Пушкин», «Творчество Н.А. Некрасова», «А.П. Чехов (к 40-летию со дня смерти)», «А.С. Грибоедов (к 150-летию со дня рождения)»2.

После окончания Великой Отечественной войны Л.Н. Афонин служил в Германии и многое делал для содружества русской и немецкой культуры: стоял у истоков Общества германо-советской дружбы, читал просветительские лекции. По возвращении в Орёл сразу возобновилось его сотрудничество с «Орловской правдой» — первая публикация Л.Н. Афонина на страницах областной газеты появилась в апреле 1951 года. Несомненно, столь быстрому сближению способствовало и то, что к тому времени однокашник по ИФЛИ Анатолий Яновский работал заведующим отделом культуры «Орловской правды», а заместителем редактора газеты был другой ифлиец – Владимир Комов.

В период 1951-1957 гг. Афонин был представлен в «Орловской правде» прежде всего как автор рецензий на спектакли, книги, кинофильмы, реже – как автор лаконичных критико-биографических очерков о писателях (Горький, Гоголь, Салтыков-Щедрин, Короленко) или художниках (П. Федотов, В. Тропинин, В. Суриков). Особенностью выбираемых Афониным тем можно назвать его стремление выйти за рамки региона – он публикует зарисовки о писателях народов СССР (Ян Райнис) и зарубежных стран (В. Шекспир, М. А. Нексе, А. Барбюс, Р. Роллан, Г. Гёте, Г. Гейне, Х. Ботев. Лу Синь, Г. Лонгфелло).

Единичными оказались публикации о практике библиотечной работы. Афонин в то время был только на подступах к неисчерпаемой тематике литературного прошлого Орловского края. Так, за первые семь лет в числе его публикаций о писателях-орловцах лишь две статьи о жизни и творчестве Марко Вовчок и две статьи о Леониде Андрееве. Заметим, что в последующие семь лет (1958-1964) литературной истории Орловщины Афониным будет посвящено более сорока публикаций. Десятикратный рост количества, и тем более качественный рост! Заметно расширяется спектр имён: помимо двух названных выше, это Бунин, Апухтин, А. Жемчужников, Лесков, Фет, Тютчев, Пришвин. Авторы предисловия к библиографическому указателю Г.Б. Курляндская и Р.М. Алексина резюмировали: «Эта широта тематики, видимо, объясняется стремлением понять специфику тех орловских писателей, которые получили всемирное признание, через «малую родину» осознать общечеловеческий смысл русской классической литературы»3. И здесь возникает естественный вопрос: хороши ли всеядность, почти энциклопедический круг интересов исследователя и публициста? В академическом плане, видимо, нет, сама специфика научного знания требует сосредоточенности и глубины. А вот в газете широту интересов штатного или нештатного сотрудника можно только приветствовать. Но поощрять именно широту, а не верхоглядство, скорое скольжение по поверхности явлений и фактов. Леонид Афонин, судя по его «репертуару», фактически трудился обозревателем «Орловской правды» по вопросам литературы и искусства, причём обозревателем высочайшей квалификации — его публикации в то время сделали бы честь многим центральным изданиям.

Не случайно то, что с расширением интересов становятся разнообразнее и используемые Афониным жанры: теперь это не только традиционная критико-биографическая статья, но и публикации отрывков произведений классиков, их писем, архивных документов, проблемные статьи о преподавании литературы, заметки книголюба о старинных и новых изданиях, информационные материалы о событиях музейной и литературной жизни (о научных конференциях, творческих семинарах писателей и т.д.).

Причин этого разительного роста, на наш взгляд, несколько. Во-первых, «оттепель», снявшая целый ряд запретов в идеологической сфере советского общества и пробудившая интерес к историко-культурному наследию России. Во-вторых, приход на капитанский мостик «Орловской правды» в начале 1958 года журналиста и писателя Ивана Патенкова, который сделал приоритетом на газетных страницах темы литературы и культуры, в русле указаний коммунистической партии расширил участие общественности в работе редакции. В.Е. Комов, делясь опытом со всесоюзным читателем, рассказал о том, как привлекают внештатный актив к выступлениям на страницах областного издания в различных жанрах: были названы фамилии Л. Афонина, В. Громова, В. Гостева4. В феврале 1960 года при отделе культуры «Орловской правды» был сформирован общественный совет, в состав которого вошли писатели В. Мильчаков, Е. Зиборов, литературоведы М. Минокин, Л. Афонин, художник Г. Дышленко, инспектор областного управления культуры Ф. Шинов, врачи, музыканты, преподаватели,

Ещё одна причина заметного расширения участия Л.Н. Афонина в «Орловской правде» заключалась в том, что по прошествии нескольких лет в Орле он уже напитался местной тематикой, собрал материалы, необходимые для серьёзных и интересных публикаций по литературной истории края. В то же время он не оставляет и столь любимого жанра рецензии: если за первую семилетку было опубликовано около 40 рецензий, то за вторую – даже чуть больше, ведь рецензия – отличная возможность подметить происходящие в обществе перемены, ненавязчиво поговорить с читателем о наболевшем.

Красной нитью в публикациях Л.Н. Афонина проходят темы Бунина (в частности, о формировании Бунинской коллекции в Орле), Тургенева, Лескова, Тургеневского музея (его история, рассказ о фондах, сотрудниках, памятных датах и новостях музейной жизни), на протяжении многих лет – публикации о драматической жизненной и писательской судьбе Леонида Андреева. Г.Б. Курляндская и Р.М. Алексина резюмировали: «Многие газетные статьи Л.Н. Афонина, посвящённые писателям-орловцам, отличаются теми же особенностями исследовательской манеры, которые характеризуют его как ученого, как литературоведа. Особый интерес к архивным и забытым материалам помогал орловскому исследователю найти новую грань в общественно-нравственной позиции писателя и сказать свое свежее и яркое слово о нём»5.

Не угасал в годы «оттепели» давний интерес Афонина к зарубежной литературе (статьи и очерки о Голсуорси, Гейне, А. Франсе, Барбюсе, Шиллере), к театру (очерки о Вахтангове, Прове Садовском, Щепкине, Стрепетовой, Н. Массалитинове, заметки о Качалове) и изобразительному искусству (публикации о художественных выставках, о творчестве О. Домье, Н. Кузьмина и др.). Традиционным было и тяготение к теме немецкой литературы. Помимо уже упомянутых статей о классиках минувших веков, Афонин опубликовал в «Орловской правде» такие очерки, как «Герхард Гауптман» (1962, 15 нояб.), «Путешествие в Вернемюнде» (1969, 28 июня), «Тургенев в Германии» (1972, 1 окт.), рецензию на одну из повестей Анны Зегерс (1963, 8 февр.).

Один из активных авторов газеты того периода подмечал: «Читатели «Орловской правды» привыкли за эти годы к тому, что на каждую премьеру в Орловском драматическом театре они найдут на страницах газеты умный, содержательный, с блеском написанный отклик Афонина и что его вдохновенное перо никогда не пройдёт мимо памятных для истории российской и мировой культуры событий, как не обойдёт оно и всё новое и интересное, связанное с жизнью и творчеством дорогих земляческому сердцу писательских имён»6. И хотя часть своих публикаций Афонин подписывал «Н. Леонидов», а то и вовсе оставлял без подписи, читатели безошибочно угадывали автора – и по тематике статей и заметок, и по стилю.

Разнообразны в начале 1960-х голов и жанры публикаций Афонина на театральные темы: исторические очерки; зарисовки об артистах и режиссёрах; рецензии на спектакли орловского театра, самодеятельных театров и на гастрольные постановки других театров; публикация архивных документов. Его деятельность в качестве театрального критика была тесно связана с работой над книгой «Повесть об Орловском театре» (1965).

В последнее десятилетие (1965-1975) в газете было помещено более 40 публикаций Л. Афонина о писателях-орловцах. В эти и предыдущие годы опубликованы его рецензии на новые книги писателей-земляков Е. Зиборова, В. Катанова, А. Лесных, А. Логуткова, А. Минаева, П. Проскурина, В. Рослякова, А. Шиляева, Г. Шумарова, А. Яновского. Подобного рода публикаций могло бы быть, наверное, и больше, но нагрузка на Л.Н. Афонина оказалась крайне велика: в то время он подготовил большое количество докладов для конференций, материалов для научных сборников, выходивших в Москве. Заметно уменьшается по сравнению с предыдущей семилеткой и количество рецензий: за десять лет на страницах «Орловской правды» их появилось не более 30 (характерно также сокращение их числа после 1966 года: 1965 – 8, 1966 – 7, 1967 — 2, 1968 — 4, 1969 – 1, 1970 – 4, 1971 – 1, 1972 и последующие — 0). Хронологически совпадают с этим «спадом» участившиеся в письмах Л.Н. Афонина упоминания об усталости, о невнимании иных редакций к его работам7.

Театральная тема по-прежнему любима, однако о писателях зарубежья у Афонина теперь практически нет публикаций, как нет и зарисовок о художниках. Можно предположить, что причиной тому не только усталость и занятость, но и изменение запросов аудитории. Орловцы приобретали книги, выписывали журналы, становились телезрителями, могли заглянуть в библиотеки с заметно пополнившимися фондами. Афонину, по всей видимости, уже трудно было соответствовать столичному уровню искусствоведов – специалистов в узкой области. Да и острой потребности в просветительстве в духе послевоенных, 1950-х годов уже не было.

На первый план в публицистике Леонида Афонина выходит тема сохранения богатейшего, уникального историко-культурного наследия Орловщины. Вторая половина 1960-х – начало 1970-х были знаменательны для Орла чередой юбилеев: 400-летие города, годовщины со дня рождения Тургенева, Бунина, Леонида Андреева.

В 1960-е годы Леонид Николаевич трудился на посту директора музея И.С. Тургенева, и именно музей во главе с директором был душой всех дел по подготовке к празднованию 150-летия со дня рождения великого земляка. Помимо массы других забот, Леонид Афонин был занят подготовкой своего, особого подарка. В мае-сентябре 1968 года в «Орловской правде» регулярно печатались очерки-новеллы — главы из книги «На родине Тургенева», иллюстрированные А.И. Мищенко. Очерки очаровывали глубиной знания темы и удивительной простотой, доступностью повествования. Вот один из откликов на них: «Это не только рассказ о фактах из жизни Тургенева на Орловщине, но одновременно и лирическая исповедь самого Афонина в нежнейшей любви к своему любимому земляку… к замечательным людям, что жили на этой земле в те времена и мечтали о достойном переустройстве жизни народа к лучшему»8. Профессор Орловского госуниверситета Б.И. Прутцев так оценивал этот цикл: «Шаг за шагом мы идём вместе с Леонидом Николаевичем по тургеневским местам, узнаём всё новые факты, которые плавно связаны друг с другом, и всё больше проникаемся уважением не только к великому писателю Тургеневу, но и к человеку, давшему нам возможность лучше узнать его – Л.Н. Афонину»9

Не случайно первые публикации отрывков из будущей книги (вскоре она была издана в Москве) состоялись именно в «Орловской правде» – задуманное авторами издание было рассчитано на самый широкий круг читателей, жителей Орловского края. К 150-летию со дня рождения И.С. Тургенева бюро Орловской областной организации Союза журналистов СССР учредило премию имени писателя-земляка. Первыми высокой награды были удостоены Л.Н. Афонин и А.И. Мищенко за книгу «На родине Тургенева».

Вспоминаются слова выдающегося орловского прозаика Ивана Рыжова о Леониде Афонине: «Газету он любил и уважал. И не просто, а как-то почтительно уважал»10. Хотя Леонид Николаевич был депутатом Орловского городского Совета депутатов трудящихся четырёх созывов, доцентом педагогического института, вполне обоснованно предположить, что именно «газетную трибуну» он считал самым важным и самым верным местом для откровенного разговора с земляками-современниками. С газетных страниц звучит его взволнованное слово о необходимости бережного отношения к историко-культурному наследию нашего народа. С газетных страниц он обращается к читателям с удивительными по публицистическому накалу заметками писателя «Орловские мы» (Орловская правда, 1965, 25 июня). Вспомнив эпизод военных лет: беженцы возвращаются из Германии на пепелища Орловщины, — Афонин задумывается вместе с читателем над извечным вопросом: с чего начинается родина? «Святое чувство любви к родине у каждого из нас нарождается задолго до того, как мы разумом своим постигнем величие нашей Отчизны, — пишет автор. – Исстари наш край щедр на таланты. Здесь на плодородном подстепье, на окраинных рубежах Государства Российского, ратные люди, оберегавшие родную землю от набегов степных кочевников, слагали широкие, вольные песни про подвиги богатырские». Леонид Афонин бил тревогу: памятники нуждаются в реставрации, а воинские захоронения в должном уходе, мало ныне внимания к народной песне, к прикладному искусству Орловского края. Необходимо написать историю предприятий, городов и сёл. Сберегая память, не менее важно воспитывать юное поколение в духе уважения к прошлому своего народа – подытоживал он свои заметки, приуроченные к приближавшемуся 400-летию города Орла.

Чем больше Леонид Афонин писал о минувшем, тем острее ставил вопросы о духовности в развивающемся обществе, о ржавчине равнодушия среди современников. Многие его статьи середины 1960-х годов носят полемический характер. Примечательная дискуссия, развернувшаяся вокруг книги молодого орловского прозаика Анатолия Лесных «Бессрочный паспорт» (вышла в свет в конце лета 1966 года). Как рассказывал в одной из своих недавних статей Д.П. Порушкевич, в опредёлённых круга орловского общества книгу встретили в штыки, в газете «Орловский комсомолец» появилась разгромная рецензия: «Смахивала она на школьное сочинение. Не спасли её ни заклинательность интонации, ни усердное применение терминов, а скорее, штампов типа «идейные и художественные тенденции», «использование изобразительных средств», «невнимание к деталям», «дегероизация». В качестве образчика тональности цитата: «Со страниц рассказов шагнули люди ограниченные, заземленные, с вывихами, с опухолями на сердце и в голове. Все они какие-то духовно выщербленные, надтреснутые, надорвавшиеся»11.

А 19 января 1967 года в «Орловской правде» со статьей «Определенность авторских позиций» выступил Л. Афонин. Он, не побоявшись оппонентов, выступил в защиту книги А. Лесных: «Входит в литературу способный человек, наделенный не только даром видеть мир заинтересованно и вдумчиво, но и своих читателей заставляющий волноваться и думать. В книге почти нет легких судеб, не найти в ней и облегченного толкования сложных жизненных явлений <…> Он пишет, выбирая слова точные, весомые, не оглядываясь на тех, кому по нраву профильтрованная, без ощущения живой языковой стихии гладкопись <…> Первая книга Анатолия Лесных радует настойчивым стремлением сказать о действительности по-своему и свое — нетрафаретное, продуманное, перечувствованное. Для начинающего литератора это — удачный старт».

Много лет спустя А.С. Лесных признавался: «Если бы знал, Леонид Николаевич, что он укрепил мне крылья, удесятерил волю, заставил поверить в себя! А ведь я не просил его заступаться; не так уж близко мы были знакомы, да и вообще возрастной порог был, конечно. Почти 20 лет разницы»12. «Орловская правда» тогда была органом обкома КПСС, следовательно, «поставила на место» молодёжное издание. 30-тысячный тираж «Бессрочного паспорта» после двух взаимоисключающих рецензий разошелся очень быстро: «сие было внове для местной тогдашней практики»13.

Леонид Афонин не избегал конфликтов на газетной полосе, он говорил: «Журналистика живет не на воздухе. Она живет, когда живет общество, и замирает, когда подрезаны корни жизни в обществе». Читатели его любили и уважали не только как знатока истории и литературы, но и как честного, неравнодушного человека. И в этом, видимо, заключалось своеобразие творческой манеры Афонина-публициста. Многие его публикации впервые рассказывали массовому читателю Орловщины о разных гранях истории края, он разрабатывал новые темы, вводил в свои статьи неизвестные прежде факты. Л.Н. Афонин вместе с В.А. Громовым, В.М. Катановым, С.И. Фёдоровым, В.А. Власовым и другими краеведами создали тот особый облик «Орловской правды», который в 1960-е годы выделил её в ряду других областных газет страны – выделил неподдельным интересом к истории родного края, к литературе и культуре. И потому тем более важно в ближайшем будущем провести монографическое исследование характера и особенностей просветительской и публицистической деятельности, которую вёл Л.Н. Афонин в газете.

Может ли кто-то в наше время повторить ту особую роль, которую играл Леонид Николаевич Афонин в орловских средствах массовой информации – роль просветителя, духовного пастыря и защитника? Откровенно скажем, что ныне это маловероятно: за почти полвека изменились и запросы аудитории, и сама роль газет и радио в повседневной жизни общества. Однако опыт сотрудничества Л.Н. Афонина с редакциями орловских газет (темы, жанры, информационные поводы, стиль и композиция статей) вполне может быть востребован молодыми литературоведами, историками, музейщиками, которые заинтересованы в диалоге с современниками, в том, чтобы наше общество не утратило истинных духовных ценностей.

1 Волков Я. Запах антоновки (Несовременная повесть). – Орёл, 2000. — С. 50.

2 Там же. С. 108.

3 Леонид Афонин. Указатель литературы. – Орёл: Орловск. отделен. Приокского кн. изд-ва, 1976. — С. 14.

4 Комов В. Рабселькорам доступны различные жанры // Работа с рабселькорами. – М., 1959. – С. 113 — 119.

5 Леонид Афонин. Указатель литературы. С. 14-15.

6 Волков Я. Указ. соч. С. 147.

7 См. например: Прутцев Б.И. Л.Н. Афонин – писатель, учёный, литературовед. – Орёл, 2007. — С. 89.

8 Волков Я. Указ. соч. С. 171.

9 Прутцев Б.И. Указ. соч. С. 18.

10 Цит. по: Волков Я. Указ. соч. С. 203.

11 Порушкевич Д. Он был оттуда, из шестидесятых // Орловский вестник, 2007, 21 февр.

12 Цит. по: Волков Я. Указ. соч. С. 205

13 Порушкевич Д. Указ. соч.

 

 

Алексей Кондратенко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Blue Captcha Image
Новый проверочный код

*