Родному городу, с любовью

Час поэзии в День города стал уже доброй традицией. На открытой эстраде в городском парке собираются орловские поэты, чтобы признаться в любви родному городу.

К большому нашему сожалению, в этом году сложившаяся эпидемиологическая ситуация лишает нас возможности прямого общения с горожанами. Но не могут разного рода пандемии помешать поэту творить. Любимый город, малая родина были и остаются главными темами, которые всегда будут волновать душу и способствовать творчеству. Поэтому в нынешнем году мы признаёмся в любви родным местам на просторах интернета.

Василий Катанов
Михаил Турбин
Виктор Садовский
Ирина Семёнова
Елена Машукова
Антонина Сытникова
Владимир Ермаков
Татьяна Грибанова
Валентин Васичкин
Елена Ковалёва
Валентина Корнева
Андрей Шендаков
Светлана Голубева
Игорь Малышев
Алексей Сухинин



Василий КАТАНОВ
ОРЁЛ-ГОРОД
Я живу в Орле.
Мой май сиренев.
Мой октябрь багров и золотист.
Входит в парк задумчивый Тургенев —
Слышит каждый падающий лист.
Я брожу по орлицким откосам —
Синий Орлик сумерками сжат,
Звёзды, словно огненные осы,
Надо мною светятся-дрожат.
Эти звёзды виделись Лескову,
Шёл под ними Бунин молодой,
И звенело пушкинское слово
В ранний час над вешнею водой.
Просияв задумчиво и кротко,
Входит в город полная луна.
Анны Керн летучая походка
На вечерней улице слышна.
Гляну-гляну с рыжего кургана
И увижу в сполохе костра
Гневный профиль Грозного Ивана,
Треуголку Первого Петра.
Здесь о том, как труден путь к победе,
Как осколки падали звеня,
Говорят и Гуртьев, и Медведев,
И цветы у Вечного огня…
Ночь уйдет испуганной волчицей,
За Окою где-то пропадёт.
Утро в Дом Калитиных стучится,
По дворцам Ботаники идет.
Что ни дом старинный,
То преданье,
Имена, шагнувшие в века.
И большой истории дыханье —
Вечный зов душе издалека.
Там полярник будущий Русанов,
Там Фатьянов – песенный поэт.
Фет и Тютчев с древнего кургана
Смотрят вдаль,
Как ширится рассвет.

ОРЛОВЩИНА
Лежит земля Орловская на карте —
И тянет вновь к дорогам и мостам.
Поеду я в лирическом азарте
По дорогим и памятным местам.
В соборах Болхова,
На кручах Новосиля,
В Полесье у чистейших родников
Со мной, как мать, беседует Россия,
Открыв глазам живую даль веков.
В краю Тургенева,
На родине Лескова,
В саду, где Фету пели соловьи,
Гремит в веках проверенное слово
О мужестве, о славе, о любви.
Родная ширь.
Негромкие речушки.
Цветет над лугом розовый рассвет.
Однажды в мае здесь проехал Пушкин
И навсегда в полях оставил след.
Широк простор по пушкинскому следу.
За нивой нива буйная встает.
Недаром здесь добытую победу
Салютом первым чествовал народ.

Михаил ТУРБИН
***
Кончается век, жизнь идет на излом.
Ворчат, как всегда, старики.
Живу у России под вечным крылом,
Где видны просторы Оки.

Отсюда, с оврагов, доносится звон
В журчании мелкой воды.
Торопятся к городу Орлик и Цон,
Поля оросив и сады.

Здесь в утренний час озабоченный день
Накрыт серебром облаков.
И в искренней скорби склонилась сирень
К могилам моих земляков.

Отсюда озимые аж до небес
Бегут, горизонт зеленя!
Здесь духом славянским наполнился лес.
Здесь в пахаря верит земля!
Отсюда истоки, начало начал,
И вздох, и последний стон.
Горжусь тем, что русский!
Что рядом звучал
Соборный малиновый звон.

ОРЛОВСКОЕ УТРО
Вниз по незримому кругу
Падает лист за листом.
Гуси уходят к югу
Медленно в сторону Кром.

Скрылись, и нету клина.
У горизонта лишь дым.
В Орлике зелени тина.
Кажется, он — недвижим.

Мост оживляют колеса,
Тополь тревожат грачи.
Солнце такое белёсое,
Словно остригло лучи.

Виктор САДОВСКИЙ
***
Люблю мой Орёл на исходе ночей,
Когда, величавый и крупный,
Парит в ожидании первых лучей
Михайло-Архангельский купол.

Люблю, когда первый трамвай прозвенит
И звук его, медленно тая,
Над городом сонным, дрожащий, летит,
А небо светлеет.
Светает.

Люблю растворяться в симфонии дня,
В рабочем размеренном ритме,
Когда этот ритм наполняет меня,
Подобно высокой молитве.

Люблю мой Орёл предзакатной порой,
Когда уже солнышко низко
И лучик последний его золотой
Скользит по звезде обелиска.

И мягкая свежесть окрестных лесов
Вливается в микрорайоны…
Люблю тебя, город мой —
песня без слов.
И вечно останусь влюблённым.

Ирина СЕМЁНОВА
ОРЁЛ
Тёмная гладь осеннего канала,
Где лебедь, зябко выгибая шею,
Скользил по затонувшим облакам.
Журчал фонтан в распахнутой часовне,
Что красотой неброской предваряла
Открытый вновь Богоявленский храм.
И, всё ж, вперёд, в открытое пространство
Душа за лёгким лебедем стремилась
Вдоль древних стен и отраженных лиц,
Туда, где были вольно распростёрты
Реки великой рукава лебяжьи,
Переливаясь в огненных лучах.
И верилось, что Родина воспрянет,
Что через два и даже три столетья
В тяжёлых вода будет отражен
Воздвигший храмы город легендарный,
Что стало опорой, крепостью державой,
С тех пор, как самый грозный государь
Здесь повелел собрать народ окрестный,
Рубить леса и водами с молебна
Кропить простор открывшейся земли.

***
Ещё томленья глубоки, —
Ещё спасаются в пустыне,
Бродя по берегам Оки,
Тургеневские героини.
Еще и липы шелестят,
И спорит колокол с закатом,
И ландышевый аромат
Неуловимо бродит рядом.
И чей-то стройный силуэт
В дверях мелькает затемнённых,
И плачет горлица в ответ
На тайный сговор двух влюблённых,
Но веет в воздухе давно
Грозой, трагедией и схимой,
Пока герой стучит в окно,
Беспечный и неотвратимый

Елена МАШУКОВА
ГОРОД ОРЁЛ
Далеко по-над русской равниной
Виден крыльев орлиный размах –
Это город мой тополиный
Отражается в куполах.
Дом Тургенева, дом Лескова –
Вдоль по линии береговой
Слышу эхо нетленного слова,
Вижу памяти крест вековой.
Два крыла – на одно дыханье:
Как от левой до правой руки –
Невесомое расстоянье
Здесь от Орлика до Оки.
Здесь земля всех других – теплее.
Мне дороже земли этой нет:
Рождены и укрыты ею
Навсегда и отец мой и дед.
И возможно ли большее счастье,
Будто тоже крылья обрёл –
Утонуть в твоих птичьих объятьях
И остаться с тобою, Орёл.

ЩЕПНАЯ ПЛОЩАДЬ, 13
Вновь черёмуха дробью бьёт
В обветшалую крышу сарая,
И печальную песню поёт
В небесах журавлиная стая;

А уставший от жизни дом
Русой девочке у порога
Шепчет старую сказку о том,
Как здесь жили и верили в Бога,

Как в дорогу, в слезах и в пыли,
Провожали, да не встречали,
Как любовь свою берегли
И детей у сердца качали…

Опрокинулись окон зрачки,
Отражая холодное небо.
Под скамейкою светлячки
Вместе с ними уплыли в небыль.

Я по улице этой иду,
Я на зов её откликаюсь.
От скрипучей калитки в саду
Мне на память остался адрес.

Антонина СЫТНИКОВА
МЕЖДУ ОРЛИКОМ И ОКОЙ
Песнь о городе Орле

Между Орликом и Окой
Время с собой встречается.
Охраняя души покой,
Словно в люльке оно качается.

И скользит островком в воде,
В небе бездонном – облаком.
Забываю здесь кто я, где,
В глубине потерявшись обликом.

Плыть готовится струг. Вот-вот
Брызнет весло водицею.
Провожаю дружка в поход
Краснощёкою молодицей я.

Где та Астрахань? Где Ростов?
Вдруг полыхнут свирепостью?
Как из семечка вверх росток,
Вырастал здесь Орёл из крепости.

Он в плечах раздавался вширь,
Удаль тая и молодость.
Постепенно России щит
Становился торговым городом.

И всё больше из года в год
Храмов курилось ладаном.
Умножался в Орле народ,
Оседая вокруг посадами.

Загадаю – и милый друг,
Может, вернётся к Троице,
На горе за рекою сруб
Основательный будет строиться.

А к Покрову итог труда
Дверь распахнёт не узкую,
Я хозяйкой войду туда
Под свирели и песню русскую.

На Орёл из окна взгляну:
Там, возвышаясь, плавает
В кучевых облаков плену
Колоколенка златоглавая.

Разноликих вестей гонцы
Звоном округу меряют,
И несётся во все концы:
Русь красна православной верою!

Но за годом стремится год…
Век – лишь момент в истории.
Закипевший гневом народ
Вдруг дорогой пошёл нетореной.

И на брата восставший брат
Жертвою стал невольною.
Кто здесь прав, а кто виноват –
Только Богу судить дозволено.

Да вот с Богом – борьба. А суд –
Скорый и человеческий.
И сметает души сосуд,
Как пылинку, с одежды вечности.

И сметает с лица Орла
Храмы великолепные.
Разбиваясь, колокола
Голоса подают запретные.

Наступает мятежный век
Пяткой на горло прошлому.
Созидается человек
С верой в будущее хорошее.

За собою зовёт звезда
В завтра цитатой меткою,
И мелькают в Орле года –
Пятилетка за пятилеткою.

Отправляются для вождя
Срочно в столицу сведенья,
Что растут, как после дождя,
И «Текмаш», и завод Медведева.

Что Орловщина может стать
Житницей всесоюзною.
А Орлу надлежит взлетать
Ввысь творениями искусными.

Дел великих невпроворот,
Лучшее – не фантастика.
Но стучит сорок первый год
В дверь свинцовой фашистской свастикой.

Нет пока что глубоких ран,
Сонно трамваи щурятся…
Вдруг вонзает Гудериан
В город сходу паучьи щупальца.

И два года, как целый век,
Тянутся нескончаемо.
На разрыве иссохших вен
Город бьётся в тисках отчаянно.

А потом над Москвой салют
Небо взрывает радостью.
И сердца в унисон поют,
Замирая от счастья сладостно.

Но до счастья ещё – ой-ой!..
Взрывами жизнь оскалена.
Начинается новый бой,
Бой с разрухой, войной оставленной.

Засучив рукава, Орёл
Сам себя строит заново,
Чтобы мир, словно сад, расцвел
Снова Марьями да Иванами.

Время быстрое, как вода,
В точке единой сходится.
Верю истово – никогда
Не бросает Русь Богородица.

И мерцает Её покров
Жизни гранями светлыми.
Пища здесь моя, здесь мой кров
И любовь моя – песнь рассветная.

Пусть Россия идёт вперёд
Часто тропами узкими,
Пятый век над Окой растёт
Русский город с корнями русскими.

Владимир ЕРМАКОВ
МОЙ КРАЙ
Тот, кто искренне молится,
Просит долю по силе.
Край орловский! – околица
И опора России.

Наши предки – не здешние,
Кто неволей, кто волей –
В Диком Поле осевшие,
Чтоб возделывать поле.
За судьбою неласковой
Шли в просторы глухие
Люди божьи и царские
И людишки лихие.
Видно, нужды заставили
Их сойтись из скитаний –
Стать по Степи заставами,
Сесть по Лесу скитами.
Вои, крепость державшие
До последнего вздоха;
Смерды, в землю враставшие
Крепче чертополоха;
Девки, в бедности лишние
(Не брани меня, мати…);
Пресвятые подвижники
(Из отчаянных татей)…
В поле, кровушкой политом,
Пусть земля будет пухом
Им – проломленным головам…
Им – не сломленным духом!
Отчим прахом удобрена
Сторона полевая –
Обретённая Родина…
А другой не бывает.

Русь! Краса твоя – таинство.
В позолоченном свете
Над Окою сливаются
Ветры Леса и Степи.
Здесь подолгу смеркается.
А с дороги виднее,
Как Россия смыкается
С небесами над нею.

Татьяна ГРИБАНОВА
***
Я с тоской вспоминаю о родине,
Где над крышею вьются стрижи,
Где журавль у замшелой колодины
По утру от прохлады дрожит.

Моя тихая, славная, нежная,
Лучик солнышка в сумраке дня,
Ты полями своими безбрежными
С улиц города манишь меня.

Как живётся тебе, моя милая,
Память предков сквозь слёзы храня?
Покосились кресты над могилами,
Колокольни печально звонят.

По тебе ли, моя даль-сторонушка,
Панихида в наш горестный век?
Конопелинкой, маковым зёрнышком
Ты ложишься под холод и снег.

ИЗ ДЕТСТВА
В цветочек ситцевое платье
И с вишней спелою кулёк.
Лет пять. Остались куклы в хате,
Иду на речку. На закате
Стучит на мостиках валёк.

А за деревней, за погостом,
Июль пролил на травы мёд,
И солнце в лучиках раскосых
В туман сползает по откосам,
Пастух коров домой ведёт…

Тот вечер маминой косынкой
Мне машет из далёких лет.
Табун гусей… На кольях кринки…
Плотва под крышей на лозинке…
Тоска… Острей которой нет.

Валентин ВАСИЧКИН
***
Милый край!
Всё поля да поймы,
Да ракиты по берегам.
В первом классе читали, помню,
Мы о родине по слогам.

Этот край нам в наследство даден!
И ещё запомнилось мне:
Мы писали о нём в тетради
Как о нашей большой стране.

Точно так напишут и внуки!
Их с лица земли не стереть —
И холмы, и речные излуки
Будут русское сердце греть!

СВЯТЫНИ
Полынный запах родины моей;
Цветёт ковыль, и старые ракиты.
За домом сразу – свет родных полей,
Но мне смотреть намного веселей
На них, весенних, солнышком облитых:

С полей плывёт желанное тепло,
Душа моя в теплыни этой тает.
Как в горнице, в ней тихо и светло,
И доброе начало прирастает…

Всё просто здесь,
как тыщу лет назад:
Цветёт ковыль и запахи полыни.
А остовы коровников стоят –
Застойного периода святыни.

Как просто всё!
Дома стоят в рядок,
И с каждым новым годом он всё реже.
Кругом враги – на запад, на восток,
Угрозы нам от южных побережий.

На севере красивая Москва,
Она кому-то – золотая жила.
Но вот мои хорошие слова
Она не все по праву заслужила.

Всё лучшее отсюда забрала,
И с родиной моею не взаимна.
Я слышу здесь её колокола,
Тоскую по словам заветным Гимна.

Как просто всё на родине моей!
Цветёт ковыль и запахи полыни;
И домики в тепле родных полей –
Застойных лет последние святыни.

Елена КОВАЛЁВА

СТАРЫЙ ОРЁЛ
И. Кушелеву
Как много в нашем городе печали –
Ее как будто выдыхают стены.
Дома, что в мостовую постепенно
Врастают, были гордыми в начале
Прошедшего столетья, но осели
И сгорбились под ненадежной сенью
Ракит и кленов – полные смиренья.
А мы бредем вдоль них без всякой цели,
Весенний дух и горький запах тленья
Вдыхаем наравне, не замечая,
Как гаснет день и как в домах включают
Светильники и прогоняют тени.
Они уходят – нищи и убоги –
Сливаются с вечернею прохладой
Лишь ощущенье грусти и тревоги
Порою говорит о тех, кто рядом.

НАД ОКОЙ
Дрожание воды…, а в ней весь мир
Мерцает и дрожит, утратив прочность,
Река смешала святость и порочность,
Траву и небо, длительность и миг.
Она дробит и множит без труда
Огня и тьмы живые отраженья,
Не прекращая мерного движенья,
Все принимает кроткая вода.
И под мерцаньем, кажется порой,
Зеленое ее исчезло тело –
Истаяло, а может, улетело,
Лишь свет небесный блещет под горой.
Одна лишь дрожь, сияние одно,
Поверить трудно в то, что под невинным
Покровом света зыбкие глубины:
Холодный мрак и вяжущее дно.

Валентина КОРНЕВА
***
Я слышу дыхание Родины…
Я злата себе не прошу:
Тропинку бы, куст смородины,
В цветках повилики межу…

Кто грезит байкальскою сказкою,
Валдайским зеркальем озёр,
А мне бы — дорогу на Спасское
И новосильский простор,

Пушкарных старинные дворики,
Тургеневский мой бережок,
Застенчивость тихого Орлика,
На взгорке — берёзок кружок…

***
Сны остались в родительском доме,
Где за стрехой живут воробьи,
И в сиреневой майской истоме
Все калитки скрипят о любви.

Сны не предали первых свиданий
И жасминовый куст под окном…
Кружат юность за тонкую талию
И встречают домашним теплом.

Пусть судьба – как пороша метельная,
И дорога порой нелегка,
Отогреют в ночи сновидения
Тихим скрипом печного сверчка.

Андрей ШЕНДАКОВ
***
Мой древний город дышит высотой
Распахнутого настежь поднебесья,
Вокруг звучит ручьёв весенних песня,
Пасхальный звон летает над водой…
Подняв со дна свой каменный хребет,
Река ломает пепельные льдины,
А терпкий запах спиленной рябины
Горчит дымком давно ушедших лет,
Когда и я топил углём свой дом,
Бросая шлак на скользкую дорогу,
И, прижимая к берегу осоку,
Смотрела ночь в сырой речной проём…
Что там, внутри, внутри мирской реки?
Какие воды небо отражают?..
Но звёзды мне сквозь пепел отвечают,
Что реки их, как прежде, глубоки.

ХУТОРОК
Земля уходит из-под ног
в густые камыши;
чего людей всесильный Бог
здесь навсегда лишил?..

Лишил свободы? Нет, она
была – и будет здесь:
душа Вселенной не видна,
но в каждом доме есть…

Кривой забор, охрипший пёс
бросается с цепи;
уходят вдаль следы колёс,
теряются в степи.

Куда ведёт тебя твой путь,
моя Россия, Русь?..
Твою загадочную суть
постичь я не стыжусь.

Сыра, исхожена, чиста
твоих дорог земля,
и нет ещё сынам числа,
погибшим за тебя…

Земля уходит из-под ног
в густые камыши:
встаёт за полем хуторок
в немыслимой тиши.

Светлана ГОЛУБЕВА
РАССВЕТ
Пишу. Мне свечи не нужны, —
Так скоротечны ночи летом,
А эти древние рассветы
На всю мне жизнь присуждены,
И воздух, что глубоко тих,
И листьев полусонный трепет,
И первых птиц нестройный лепет,
Как недовыученный стих.
Вот-вот начнётся суета,
И разобьётся чаша утра,
Но время медлит. Мир как будто
Скрывает что-то неспроста.
Быть может, позже, при луне,
Он кое-что откроет мне.

ЗВУК КОЛОКОЛА
Размеренный, однообразный,
Плывёт не качко, тяжело
Призыв старинный и бесстрастный,
Накатываясь на село,
Округу ближнюю и дали,
На затухающий закат.
Так – без него бы мы не знали, —
Эпохи давние гудят.
В необозримости вселенной
Так поступь времени гулка,
И сходят в вечность, строго, мерно,
Земной истории века.

Игорь МАЛЫШЕВ
***
Пахнет сосновой стружкой,
Ржавчиной и смолой,
Выскобленной кормушкой,
Высушенной ботвой.

Пахнет борщом и мясом,
Тестом для пирогов,
Пахнет отцовским квасом,
Пряностями стогов.

Крашеной пахнет рамой –
Так, что под носом зуд;
Пахнет отцом и мамой,
Родиной пахнет тут!

Завтра уеду в город,
И растворится в нём
Запах, который дорог,
Запах с названьем «Дом».

Алексей СУХИНИН
ОКНА СТАРЫХ ДОМОВ
Там, где солнце лучи разметало пращой,
Снеговик задремал на бетонной подставке,
Терпко пахнет бензином, смолой, да ещё
Тёплым хлебом, парящим в лотках автолавки.

Дым из труб растворяет небесную синь,
Закружился снежок, но мороз ещё стоек,
Проезжая, дивится водитель такси
Окнам старых домов посреди новостроек.

А они, словно двери в другие миры,
Держат судьбы людей, как безмолвные стражи, —
Где-то треснули рамы от летней жары,
А иные протравлены пылью и сажей.

Ты вглядись в них, прохожий, успеешь пройти
В обезличенной массе людского потока,
Здесь, быть может, когда-то сойдутся пути
Тех, кто жизнь до сих пор прожигал одиноко.

Вон девчушка стоит, чья судьба – белый лист,
Через стёкла считая промёрзшие лужи,
Рядом алым салютом зацвёл декабрист,
Как издёвка над лютой крещенскою стужей.

В глубине серых стен кто-то любит и ждёт,
Кто-то горькую пьёт под попрёки «потише»,
Может, чей-то сейчас будет прерван полёт,
Но душа воспарит над заснеженной крышей,

Вдруг замрёт на мгновенье, всплакнёт про себя
Под напев водосточных заржавленных дулец
И прощальной гастролью, тот город любя,
Полетит любоваться красотами улиц.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Blue Captcha Image
Новый проверочный код

*