«Россия – лик! Россия – солнце…»

Орловский Дом литераторов совместно с Орловской областной организацией Союза писателей России представляет вниманию читателей антологию одного стихотворения о России.

Дмитрий Блынский
Иван Александров
Анатолий Шиляев
Виктор Дронников
Игорь Крохин
Геннадий Попов
Александр Логвинов
Владимир Переверзев
Василий Катанов
Михаил Турбин
Ирина Семёнова
Владимир Ермаков
Виктор Садовский
Валентина Корнева
Леонард Золотарёв
Антонина Сытникова
Татьяна Грибанова
Валентин Васичкин
Елена Машукова
Андрей Фролов
Светлана Голубева
Елена Ковалёва
Игорь Малышев
Андрей Шендаков
Алексей Сухинин



Дмитрий БЛЫНСКИЙ (1932 – 1965)

РОССИЯ
Жизнь моя встаёт передо мною,
Лишь тебе известная одной,
С детством,
Что оборвано войною,
С юностью,
Что начата войной.

Я — малыш,
Расплывшийся в улыбке
Оттого, что озорник ручей
На моих ногах щекочет цыпки,
От которых я не сплю ночей.

Что же ты не ловишься, рыбёшка?
Разве ты не знаешь, что война…
Мне бы пескарей
Хотя б немножко,
Мне большая рыба не нужна.

Я ловил.
И, может быть, впервые
Понял чутким сердцем малыша,
Что России трудно,
Что Россия
Даже пескарями хороша.

Я — твой школьник.
Помню всё, что было:
Тёмный класс подобен шалашу.
Я дышу на мерзлые чернила,
Я на пальцы синие дышу.

Стынут зайцы снежные по стенам,
Жмутся к ненатопленным печам.
В окна школы,
Что заткнуты сеном,
Их мороз впускает по ночам.

И хотя вдали —
Бои большие,
Ты со мною крепко держишь связь:
В образе учителя, Россия,
Ты встаёшь,
Над партою склонясь.

Я — косарь.
Плывёт над лугом небо,
Крепко спит трава, сойдясь в ряды.
У меня ломоть ржаного хлеба
Да колодец ключевой воды.

Ем и запиваю хлеб водою
Из зелёной кружки — лопуха.
Стыдно, если сердце молодое
Скажет мне,
Что жизнь моя плоха.

Есть у парня руки молодые,
Край, пропахший скошенной травой,
Остальное будет всё, Россия,
Главное, что здесь я —
Парень свой.


Иван АЛЕКСАНДРОВ (1932 – 2010)

СВЕТ
Знакомых дорог перекрёстки,
Заливчатый звон бубенца.
Берёзки, берёзки, берёзки –
От Спешнева до Студенца.

Пойду по лесам спозаранку,
Увижу в рассветную рань
Березино и Берестянку,
Берёзовку и Березань.

Я стану на древнем кургане.
Стою и гляжу не дыша:
От этих весёлых названий
Невольно светлеет душа.

Знакомых дорог перекрёстки,
Заливчатый звон бубенца.
Шумят над Россией берёзки –
И полнятся светом сердца.


Анатолий ШИЛЯЕВ (1938 – 1987)
БЕЛОЕ БЕССМЕРТИЕ БЕРЁЗ
Я был давно.
Ещё я долго буду,
Пока стоит единственная Русь,
Готовая к величию, как к бунту,
Заученная сердцем наизусть.
Я русый пахарь,
Сеятель и воин.
В глазах моих –
Синь неба и воды,
Да бешено-немая жажда воли
С пророчеством неведомой беды.
По мне идут столетия и бури,
Их боль ложится солью на виски.
Татарами изрубленный в куски,
Я поднимаюсь вновь,
От горя бурый.
Меня чужие дико топчут кони,
И вороны клюют мои глаза,
Но я встаю уверенно-спокойный,
Иных столетий слыша голоса.
Я – Русь.
Встаю и падаю,
И снова
Встаю!
И на губах горит полынь.
Я – Русь. Её начало и основа,
Её полей опора и теплынь.
Я был убит на поле Куликовом,
Но вновь восстал.
И в Бородинский бой
По старым и неписаным законам
Закрыл Россию горькую собой.
Я – Русь.
И отступают вражьи орды.
И так всегда
В пожарах новых гроз
Не гибну я,
А прорастаю гордо.
Как белое бессмертие берёз.


Виктор ДРОННИКОВ (1940 – 2008)

***
О Русь-Россия, как разнится
В стихах поэтов образ твой:
Для Гоголя ты тройка-птица,
А Блок назвал своей женой.

Я потому пишу об этом,
Что мне нисколько не смешно.
К таким классическим поэтам
Быть непочтительным грешно.

Своя у каждого Россия!
Но в чёрный день, забыв своё,
Какое сердце не просило
Победы Божьей для неё.

Когда земель её алкали,
Тех, кто на стягах носит ночь,
Соединёнными полками
Она отбрасывала прочь!

Россия русским – Берегиня,
«И синь, упавшая в реку»,
И безутешная княгиня
В бессмертном «Слове о полку».

И для меня как свет в оконце
С рождения до крайних дней
Россия – лик! Россия – солнце
С чертами матери моей!


Игорь КРОХИН (1940 – 1992)

***
Сырые ветры прошумели в чаще.
Смело снега.
С лугов сошла вода.
Как никогда, дух тополиный слаще,
Дороже каждый миг,
Как никогда…
Ветрами юга разогнало тучи,
И над садами сизые дымы.
Далёко видно над рекою
С кручи:
Поля, и перелески, и холмы.
А в вышине пернатые отряды,
Колебля розовеющую высь,
По звёздам ли –
Земным созвездьям рады, —
Смеясь и плача,
К северу неслись.
Над зеленями,
Над речной излукой –
Над Лебедянью
Крылья шелестят.
– К Нерли! К Нерли!.. –
Прислушиваюсь к звукам.
Русь пролетает,
Лебеди летят.


Геннадий ПОПОВ (1940 – 2015)

ПОЛЫННЫЙ СВЕТ
Полынный свет на куполах России,
Стоят дозором русские кресты…
Славянский стяг помяли, приспустили,
Но высятся небесные мосты.
Туманны внеземные расстоянья,
Загадочны земные времена:
По странному капризу мирозданья
Отчизна в никуда устремлена.
Её непостижимы ипостаси,
Движенье – недоступное уму:
Летит или плетётся восвояси –
Известно только Богу одному.
Полынный свет причудливо струится,
В молчанье скорбном купола, кресты –
Шеломы витязей.
И каменные лица
Церквей России…
Сожжены мосты.


Александр ЛОГВИНОВ (1942 – 2010)
***
Россия!
Сердце неуёмное,
Страна берёз и рек страна,
Ветрами щедро наделённая,
Одним простором полонённая
Непокорённая она!
По скольким выгонам,
По падям
Костьми ложилась –
Не легла,
Когда твой враг, как коршун, падал
И похоронкой листопадил
В домах
У каждого села.
А ты живёшь!
И сын твой пашет.
Неиссякаем сил запал.
Он в наши дни
Не только пашни
И небо всё перепахал.


Владимир ПЕРЕВЕРЗЕВ (1947 – 2009)
***
Чьи ангелы там пролетели,
Едва обозначив маршрут?
Они уж на этой неделе,
Наверное, в рай попадут.

Привычен им путь, хоть не близок
Над лесом, над топью болот.
Как пуст, как убийственно низок
Остался без них небосвод.

Как странно, леса да трясины,
Да серое небо кругом.
Уже половина России
Как вихрь пронеслась за окном.

Уже за окном, за вагоном,
За поездом – где? не догнать! –
Промчались избушка с поклоном,
Церквушка да чёрная гать.

А ты и не сделал ни шагу,
Лишь только мелькала окрест
Земля, не попав на бумагу
Из этих заброшенных мест.

Мелькали, мелькали, мелькали
Глухих километров столбы
Как спутники русской печали
И русские знаки судьбы.

Огромные дыбились ели,
Продутые ветром насквозь,
И трубы старинные пели, –
Чуть сердце не оборвалось.

Но если смотреть, не мигая,
Сквозь эту свинцовую мгу,
Почудится, верно, другая
Россия на том берегу.

В её рукавах – по жар-птице,
И в красных цветах сарафан,
С которым, наверно, сравнится
Один Мировой океан.

На ней драгоценный кокошник,
И русые косы у ней,
У той, что не топит, не крошит,
Не душит своих сыновей.


Василий КАТАНОВ
РУСЬ
Я дорогами, с детства родными,
До деревни родной доберусь.
И сверкнёт мне, как молния, имя,
Имя Родины древнее – Русь.
Над простором полей, над горами
Я увижу сквозь дым и туман
Златоверхие гордые храмы,
Вдохновенные лики славян.
Рухнет радуга в мокрые травы
И наряд разбросает цветной.
Купол неба шатром Святослава
Распахнётся в ночи надо мной.


Михаил ТУРБИН
***
Кончается век, жизнь идёт на излом.
Ворчат, как всегда, старики.
Живу у России под вечным крылом,
Где видны просторы Оки.

Отсюда, с оврагов, доносится звон
В журчании мелкой воды.
Торопятся к городу Орлик и Цон,
Поля оросив и сады.

Здесь в утренний час озабоченный день
Накрыт серебром облаков.
И в искренней скорби склонилась сирень
К могилам моих земляков.

Отсюда озимые аж до небес
Бегут, горизонт зеленя!
Здесь духом славянским наполнился лес.
Здесь в пахаря верит земля!

Отсюда истоки, начало начал,
И вздох, и последний стон.
Горжусь тем, что русский!
Что рядом звучал
Соборный малиновый звон.


Ирина СЕМЁНОВА
***
Сонный месяц свернулся кольцом,
Грива ржи опоясала ноги,
Лунных бликов коснувшись лицом,
Выхожу на сугибель дороги.
Кем проложен извилистый путь?
Среди выжженных, пыльных соцветий,
Словно в пропасть, в остывшую грудь
Гулко падают глыбы столетий.
Только ветер летит по степи,
Теребя частокол за деревней,
Тихо, жизнь моя, Родина, спи
В колыбели околицы древней.
В снах истории наше быльё,
В глубоко распростёртые бездны
Осыпается время твоё,
Унося и восторги и беды.
Мир подводит под нами черту,
Наши дни претворяя в невзгоды,
Чтобы канули мы в пустоту,
Где навек исчезают народы.
Как нас в бездну смогли заманить
Те, кто руша державности скрепы,
Из традиций умеют хранить
Лишь корысть и продажность Мазепы?
На пространствах великой страны,
Достоянье раздавшие щедро,
Больше дьяволу мы не нужны
К нашим алчно припавшему недрам.
Путь извилист и крут поворот
Только близится время восхода,
Тише, Родина, Бог подождёт
Серный дождь насылать с небосвода.
С высоты подмигнул самолёт,
В чёрном космосе трудится кто-то,
Скоро первый петух запоёт,
Чуя трудный виток перехода,
Наше время спасать восстаёт
Образующий гений народа.


Владимир ЕРМАКОВ
МОЙ КРАЙ
Тот, кто искренне молится,
Просит долю по силе.
Край орловский! – околица
И опора России.

Наши предки – не здешние,
Кто неволей, кто волей –
В Диком Поле осевшие,
Чтоб возделывать поле.
За судьбою неласковой
Шли в просторы глухие
Люди божьи и царские
И людишки лихие.
Видно, нужды заставили
Их сойтись из скитаний –
Стать по Степи заставами,
Сесть по Лесу скитами.
Вои, крепость державшие
До последнего вздоха;
Смерды, в землю враставшие
Крепче чертополоха;
Девки, в бедности лишние
(Не брани меня, мати…);
Пресвятые подвижники
(Их отчаянных татей)…
В поле, кровушкой политом,
Пусть земля будет пухом
Им – проломленным головам…
Им – несломленным духом!
Отчим прахом удобрена
Сторона полевая –
Обретённая Родина…
А другой не бывает.

Русь! Краса твоя – таинство.
В позолоченном свете
Над Окою сливаются
Ветры Леса и Степи.
Здесь подолгу смеркается.
А с дороги виднее,
Как Россия смыкается
С небесами над нею.


Виктор САДОВСКИЙ
НЕДЕЛИМАЯ ТРОИЦА
Вишня.
Старый верстак.
Шепчет дед, словно молится:
«Бог, Россия, казак –
Неделимая троица.
Бог – начало всему
И всему продолжение.
Он Россию кому
Отдавал на хранение?
Прокатилась гроза
Над родимой околицей.
Бог, Россия, казак –
Рубят натрое троицу.
Что-то вышло не так,
Но нельзя успокоиться.
Бог, Россия, казак –
Неделимая троица.
Но путей нет назад,
Мчится вдаль наша конница.
Бог, Россия, казак –
Неделимая троица.
Пусть потомков глаза
Светом правды исполнятся.
Бог, Россия, казак –
Неделимая троица».


Валентина КОРНЕВА
***
Страна великая, былинная,
Тобой душа не отболит,
Церквушкой кружевной, старинною,
Рекою в серебре ракит.
Не отболит родными далями,
Где сеял стрелы печенег,
Славян великими печалями
Из рода в род, из века в век.
Не отболит душа погостами,
Где в буйстве дикая сирень,
Войной просчитанными вёрстами,
Судьбою нищих деревень…
Небесталанна. Без удачи.
За всё, за всех – на мне вина.
Душа болит. А как иначе
Тебя любить, моя страна?


Леонард ЗОЛОТАРЁВ
«НЕУПИВАЕМАЯ ЧАША»
«Неупиваемая чаша» –
Так называется родник,
Откуда дух, вся сила наша
И весь насквозь наш материк.

Вся наша Русь в неё видна,
А с ней и мы среди полей.
В июне чаша холодна,
А к Покрову так потеплей.

Вся Русь с небес отражена:
Толстой, Тургенев, Бунин, Фет…
Как славна наша сторона!
Каков от Бога нам привет!

Слетит листок туда – на Русь,
И, золотой, не тянет, узкий.
К нему губами прикоснусь
Да и скажу: «Я тоже русский!»


Антонина СЫТНИКОВА
ИЗ ВЕКА В ВЕК СИЯНИИ СВЯТОМ
(диптих)
1.
Отечество моё, пресветлая Россия!
Была великой ты – теперь не такова.
По штормовым волнам судьбой тебя носило
Или разящей силой злого колдовства?

Где сыновья твои, увенчанные славой?
Я вижу скопище бесстыдно жадных ртов.
Как много стало тех, кто торговать державой
Сейчас за сребреники грязные готов.

И разорвать в клочки оставшееся платье,
И растащить его – себе, себе, себе…
Россия, милая, ну что же ты так плачешь?
Ты побеждать должна – пусть вопреки судьбе.

А впрочем, я о чём? Твоя судьба – Победа.
Всегда так было раньше, будет и потом.
Источник сил твоих врагами не изведан –
Из века в век в Сиянии святом.
2.
Из века в век в Сиянии святом
Хранители отечества и правды.
Кто защищать пошёл родимый дом,
Тот навсегда пред Богом был оправдан.

Кто о себе самом забыл в бою,
Товарища от пули закрывая,
Тому Осанну ангелы поют,
Почёт и славу вечно воздавая.

Твои, Россия, воины сейчас
Должны стать лучше, чище и… умнее,
Чтобы в любой грядущий день и час
Могли беречь всё то, что мы имеем.

Чтоб никакие впредь «учителя»
Не разводили на пустой мякине.
Благословенна отчая земля.
И с нами Бог. И Бог нас не покинет!


Татьяна ГРИБАНОВА
ОТЧИНА
Хата на взгорье, бахча, повиликой заросшая, –
Здесь моя отчина, нету другой у меня;
Ягодой тянет из ближней берёзовой рощицы.
Только кому её брать?
На погосте родня.

И до Кромы, до низовья, до самой речушки,
Духу людского в округе нигде не слыхать.
Кукнет и смолкнет, опомнится, видно, кукушка –
Некому счастье на долгие годы гадать.

Пожня плодит лишь полынь да крапивное семя
Там, где когда-то хлебов поднималась стена.
Но, закусив удила, мчит бездушное время,
А под копытами прахом родная страна.

Думать о том – только рвать от бессилия душу.
Треснул кубан – не напиться, хоть очень хотел.
Вот и допелись… до основанья разрушили,
Не понимая, зачем… и что будет затем?

Чертополох снова взял во полон наш просёлок.
Доля такая – путь русский извечно кремнист.
Отчина милая!
Ни огонёчка по сёлам,
Словно не брали Рейхстаг, и не сдался фашист.


Валентина ВАСИЧКИН
***
Милый край!
Всё поля да поймы,
Да ракиты по берегам.
В первом классе читали, помню,
Мы о родине по слогам.

Этой край нам в наследство даден!
И ещё запомнилось мне:
Мы писали о нём в тетради
Как о нашей большой стране.

Точно так напишут и внуки!
Их с лица земли не стереть –
И холмы, и речные излуки
Будут русское сердце греть!


Елена МАШУКОВА
***
Приметы родины моей:
уютность сонных деревушек,
пустые звонницы церквей,
глаза запавшие старушек.
За чёрной слякотью дорог
грачи клюют каракуль пашни,
и еле видимый парок
плывёт над ними.
День вчерашний
в озёрной глади отражён
и долго слышен от колодца
ведёрно-бабий перезвон,
и много,
очень много
солнца.


Андрей ФРОЛОВ
МОЯ СТРАНА
Преподнесённая на блюдце,
С лихвой хлебнувшая вина,
Страна реформ и революций,
Всё испытавшая страна.
Страна духовного народа
И ниспровергнутых церквей,
Страна, вкусившая свободу,
Уже пресыщенная ей.
Страна, воспевшая берёзы
И их швырнувшая на снег,
Страна, где смех всегда сквозь слёзы
И слёзы – только через смех.
Страна, где мудрости – излишек,
Страна засилия цензур,
Край нецелованных мальчишек,
Латавших дыры амбразур.
Веками гениев рождала
И изгоняла в чуждый свет.
Страна, которой очень мало,
Страна, которой края нет!
Страна рыдающих погостов
И шумных свадебных столов…
Страна великих парадоксов –
Моя страна.
                   Андрей Фролов.


Светлана ГОЛУБЕВА
НА ВЫСТАВКЕ НАРОДНОГО ИСКУССТВА
Журавли над лубочной Россией,
Вдаль глядящей, ладонь козырьком,
Над рекой простодушною, синей,
Над наивно-зелёным леском.

Немудрёные вроде просторы,
Но не вскину насмешливо бровь:
Здесь такие рождались узоры,
И пейзажи – таких мастеров!

Над озёрной невинностью Гжели,
Над медовой жарой Хохломы,
Кружевной Вологодской метелью,
Аметистом Уральской зимы

Пролетает журавушек стая.
Пусть наивен лубочный сюжет,
Это с виду Россия простая, –
А над кем не простёрт её свет?


Елена КОВАЛЁВА
***
Всё, что волнует – город и река,
И шум весенний леса векового,
И даже в небе тихом облака
Единое в себя вмещает слово.
Но главное – десятки милых лиц,
И миллионы пусть и не известных,
Но близких… То не ведает границ,
Что в сердце и уме находит место,
Что памятью охвачено веков
Течение в одном звучании кратком
И судьбы тех, кто был отдать готов
И жизнь свою и силы без остатка
За имя, что вмещает свет и грусть,
И мощь, и трепет – царственное «Русь».


Игорь МАЛЫШЕВ
***
Сколько ни слышал я звон колокольный –
Строгий, густой или звонкую трель, –
Сердце сжималось – ни сладко, ни больно,
Знал только: будет особенный день…

Мимо церквей не ходил я иначе,
Как устремив свой восторженный взгляд
В синее небо, где золотом плачет
Древних крестов драгоценный обряд.

Верю ль я, господи? Верю, наверно,
В мудрость людей и священную Русь.
Может не так глубоко и смиренно,
Как подобает… Но я научусь.


Андрей ШЕНДАКОВ
***
…Твои калитки, улицы, дома,
твои мостки, восславленные храмы,
и лихолетья огненные драмы,
и благородства смертная сума,
твои пригорки, где в рассветный час
с полей ручьи ночные васильковы,
а на дверях старинные подковы –
всё это пульс, который – в каждом, в нас,
о древний город, вставший на холмах,
на девяти холмах – по воле рока,
и ощутивший лютый шквал востока,
и исцеливший души через прах
далёких предков, но я вижу вдруг
в лице знакомом лик былого предка,
который бил врагов довольно метко,
иначе всё исчезло бы вокруг:
и вал, где ныне расположен сквер
и оглашают каждый час куранты,
и дальний путь, где, может быть, Атланты
искали смысл своих незримых сфер;

«Гиперборея», – скажете; вполне,
её найти – извечная проблема,
почти такая, как в романе Лема,
а между тем: на каменистом дне
твоей реки, мой город, вижу вновь
обломки стрел, осколки черепицы
и след веков – взлетевшей колесницы;
какую мне печаль ни приготовь –
благословляю улицы и рвы,
речной воды светящиеся мели;
что мы, о братья, сохранить сумели?
Россия, Русь, Отечество, все мы –
едины мы в победе над собой,
в любви к гробам отеческих окраин,
где дух рассветный чист, благоуханен;
о, сколько можно плакать над судьбой?
Несут рябины дробь небесных гряд.
Светла ль печаль?.. Лик преподобный светел!
Тебе, мой город, я строкой ответил:
мои стихи тебя боготворят!


Алексей СУХИНИН
ГАЛЕРЕЯ
Ах, если был бы я художником, не стихоплётом,
Испугался б уйти без софитов и лавров, старея,
Да достал из чуланов свои работы,
Чтоб за чудо была галерея!

Мой старый низкий дом, по крыше мхом поросший,
До синих горизонтов сочный край овинный,
И я, к родной земле приросший,
С не перерезанною пуповиной.

В головах тополей-великанов заигравшийся ветер,
От души, как в хмелю, бабьим хором с тоскою песни,
От цветущих садов очарованный вечер,
Робкий месяц вдали, как парнишка местный.

Родниками студёными душу бодрящие соловьиные зори,
В одежонках холщовых, да сердцем открытые деревенские дети,
Зимних окон в трескучий мороз ледяные узоры…
Нету ближе родимой земли в белом свете!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Blue Captcha Image
Новый проверочный код

*