Память

28 сентября 2020 года исполняется 95 лет со дня рождения известного русского советского писателя, журналиста и редактора, члена Союза писателей СССР и России Николая Ивановича Родичева.

Николай Родичев родился в 1925 году в деревне Тереховка Дмитровского района Орловской области в многодетной крестьянской семье, работал в колхозе.
Участник Великой Отечественной войны, которую закончил в Чехословакии. После Победы, окончив военное училище, ещё несколько лет служил в Московском, Киевском, Приволжском военных округах. Демобилизовался в звании капитана в 1950 году.
Первые стихи сержанта Родичева были опубликованы в 1944 году в армейской газете «Защитник Отечества», первая книга вышла в 1953 году. В 1955 году принят в Союз писателей СССР.
По окончании Киевского университета, получив профессию журналиста, работал собкором областной газеты «Заря Полтавщины», затем — редактором и главным редактором донецкого книжного издательства «Донбасс». После перевода в Москву, окончив Высшие литературные курсы, заведовал редакцией прозы в крупнейшем издательстве страны «Советский писатель», затем работал заместителем главного редактора издательства «Московский рабочий», являлся корреспондентом журнала «Огонёк», газеты «Правда».
Работая на ответственных постах в московских издательствах, помог творческому становлению многих авторов, получивших в дальнейшем широкое признание (в их числе — В. Белов, В. Шукшин, Ю. Семёнов, П. Проскурин, Н. Рубцов). За 6 лет его деятельности в издательстве «Советский писатель» работы двенадцати авторов, выпущенные в этом издательстве, были отмечены Государственными премиями.
Николай Родичев является автором более сорока книг прозы, поэзии и публицистики, многочисленных переводов с украинского, чешского, кабардинского, калмыцкого, казахского языков. Лауреат премий Министерства обороны СССР (1963), Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов (1969), Союза писателей СССР (1969), заслуженный работник культуры России. Удостоен девяти правительственных наград (в том числе — ордена Отечественной войны II степени и ордена Дружбы).
С 1975 года проживал попеременно – в Белых Берегах (Брянская область) и Орле. Состоял на учёте в Орловской писательской организации.
В автобиографии Н.И. Родичев писал: «С Орловским краем у меня, полагаю, постоянная связь: и по линии родства и творческая. Много раз меня печатали «Орловская правда» и «Орловский комсомолец». Мои книги, особенно рассказы, в основном написаны на материале из жизни людей Орловского края, земляков: повесть «Полтора Ивана», рассказы – «Стоял старик на обочине», «Тёплый хлеб», «Алимушкины полушубки», «Конопляный бог». Из произведений малой формы я мог бы скомплектовать целую книгу под названием «Тереховские рассказы».


Николай РОДИЧЕВ
(1925 – 2002)

БАЛЛАДА ПРО ПОЭТА
   Сергею Щепрову, партизану
Дятьковской республики
Был поэт в шинели серой
воином лихим,
сочинял, в победу веря,
звонкие стихи.
Но упал с пробитой грудью
и навеки стих,
передал своё оружье –
в бой зовущий стих.
Мы дошли к заветной цели –
можно ль не дойти?
И стихи, как песни, пели
в долгом том пути.
Песнь была святой, как знамя,
облетела свет.
Песнь жива, а значит, с нами
жив и сам поэт.

ГОЛОС ДЕТСТВА
 Александру Арцибашеву
Детство, детство… Не припомню даже,
Где, когда, какому соловью
Удалось на песню взбудоражить
Душу неспокойную мою?

То она взлетит, – простору дай ей! –
Над землёй касаткой легкокрылой,
То в тоске забьётся, зарыдает
Над безвестной воинской могилой…

НА ЛУГУ
Учителям Екатерине
                            и Ивану Рединым
Луч, спросонья глянув косо,
Огоньки зажёг в росе…
На плечо подбросив косу,
Я спешу, спешу к покосу
По зелёной полосе.

Здесь от запахов медвяных
Кругом ходит голова.
Ничего, что вышел рано:
Застоялась на полянах
Изумрудная трава!

Вот косилки застрекочут –
В пойме трактор загудел.
Кто помочь сельчанам хочет,
Косу звонкую наточит, —
И с ручною хватит дел!

Размахнусь – звенит стальная,
Брызжет соком ровный срез,
Как выходит, сам не знаю:
За двоих косу гоняю,
Не слабеет интерес.

Уморюсь – судите сами!-
Кто поспать здесь не готов:
Ложе убрано цветами
И обрызгано духами
Всевозможнейших сортов…

Время есть – гулять негоже
И минута дорога;
Кто чем может,
Тем поможет –
Выходите на луга!

ТРОПКА
Заскучаю – мысленно пройдусь я
Тропкою, что в лозах не видна.
Может быть, навстречу выйдет Дуся –
Радостная девушка одна…

Ох, ходи одна, да недалече,
Чтоб с заветной тропки не сойти.
Не забудь про тот, в зарницах, вечер,
Что вначале нашего пути.

Как с друзьями пели мы под ивой,
И остались вдруг наедине.
Ты на сполох глянула пугливо
И прижалась в сумерках ко мне.

Как мы шли и шли напропалую,
Раздвигая ветки-ивняки,
И назвали Первым Поцелуем
Безымянный выступ у реки…

В том уверен накрепко сейчас я,
Не стыжусь, как клятву, повторять:
Не прийти к большой дороге счастья,
Если эту тропку потерять!

СЕДИНА
 Юрию Четверикову
Так и живём: мужая иль старея;
Кто скупо тлеет, кто горит сполна.
В передний час, как иней на деревья,
На всех падёт с годами седина.

Судить других я не умею строго.
Я сам, когда позвали трубы в бой,
За правду шёл, как пращуры за Бога,
Но в схватках не всегда владел собой.

Пусть говорят, что старость, мол, не радость,
Перед судом суровых белых дней
Я седину приемлю как награду,
Как пепел жаркой юности своей!

И за сто лет тому не станет горько,
Кто жил горя, рассеивая мглу,
А не валялся отсыревшей коркой
И побелел от плесени в углу.

КРАСИВАЯ
Константину Самойлову, живописцу
Уж сколько лет не видим мы лица её –
Как бинт, косынка белая до глаз:
Корявый след нагайки полицая
Скрыл навсегда красу её от нас…
И вдруг – идёт.
Косынка на отлёте,
Лучисты взор, открытых плеч овал…
Залюбовался девушкой в работе,
Красавицей мой друг её назвал.

Она поверить и сама готова
В его слова,
В призвание своё.
– Друзья мои! Неосторожным словом
Не оскорбите красоты её!

К СОЛНЦУ
 Вере Бычковой
Ещё как будто и не срок,
А из-под снега, как из плена,
Пробился трубочкой росток
И в небо глянул вдохновенно.

Да как уверенно гладит
В наш светлый мир живая малость,
До солнца будто дорасти
Ему совсем чуть-чуть осталось!

ДВОЕ
 Елене Бойко-Писенко
С ягодами спутаешь росинки –
Так их перекрасила заря…
Раздвигая ветки, на тропинку
Вышли двое, тихо говоря.
Аромат струится отовсюду,
В кронах птицы ранние поют.
Но для парня нет милее чуда,
Чем глядеть на спутницу свою…
Пошатнулась, – вдруг ужалил ногу
У обрыва острый камень: «Ой!»
Руки подхватили недотрогу
И подняли тотчас над землёй.
Ощутив спасительную силу
Этих двух, совсем не грубых рук,
Девушка на землю не спешила, –
Видно, был глубок её испуг!
Ну, а он, дурашливый, хороший,
В кои добра и мужества запас,
Шёл и шёл, не опуская ноши,
Будто впрямь её от смерти спас…

ДОЖДЬ
Николаю Грибачёву
В поля, сомлевшие от зноя,
Неподалёку о села.
Мешая темь с голубизною,
Седая туча поплыла;
Туда, где лес притих, сутулясь,
Где пересох родник-ручей,
И листья в трубочку свернулись
От злых сжигающий лучей…

Над лугом шла, над перелеском,
Клубясь и хмурясь, рокоча,
И. развернувшись, с диким треском
В курган ударила с плеча.
Всё озарилось, стало чище,
Залопотал в тревоге лес,
И брызнул дождик,
дождь,
дождище,
Преображая всё окрест.

Сверкают зеленью, без пыли,
Вдали дубы-богатыри.
Ладошки листья пораскрыли,
Пьют и пускают пузыри…

А туча – то дробней, то гуще,
То холодней, то потеплей –
Кропила девушек бегущих
По мутным лужицам с полей…

Лишь тракторист, слыхавший громы,
Былой разведчик артполка,
Не заспешил скорее к дому,
Остался на поле пока.
Он стал в конце пологих гонов,
– Коль так случилось –
подождём! –
…Глядел вокруг заворожёно,
Забыв, что мокнет под дождём.

ОСЕНЬ
  Зинаиде Бурухиной
Наряд берёз стал слишком беден,
И поглядишь: то тут,
То там
Лист обгоревший, цвета меди,
Кружась, летит к твоим ногам.

На грусть наводит
Листьев россыпь,
Сук оголённый надо мной…
Былые девственные косы
Вот-вот накроет сединой.

А осень
Там копает грядки,
Дрова сгружает у ворот,
А там – собрав в портфель тетрадки –
Не опоздать бы! –
В класс идёт.

ПОДКОВА
 Памяти Владимира Гречко
Стою, гляжу, не говоря ни слова,
В глухой степи необычайный вид:
Изъеденная ржавчиной подкова
В кермажуке забытая лежит…

Каких явлений добрая приметя,
Кто был седок и что за борзый конь?
Скакать сюда – без малого полсвета
Через леса и реки, сквозь огонь!

Несчастный раб спасался от погони,
Иль кровника преследовали вскачь?
В чужом краю натужно ветер стонет,
Завис над бездной материнский плач.

Поди узнай; один полёг иль оба,
Чья победила в поединке злость?
Ощеряясь из песочного сугроба,
Грозится небу высохшая кость.

ЗАПОЗДАЛАЯ ПЕСНЯ
Евгении Ярмолюк
В бору кукушка куковала,
Сто раз отмерила «Ку-ку!»
А мне тебя не доставало
На долгом на моём веку.

Встаёт заря над лесом ало,
Роса украсила кусты,
А мне тебя не доставало,
Как долго шла навстречу ты!

Вдали ракета стартовала,
И в небе звёздам нет числа,
Одной пилоту не хватало
Звезды – что милая зажгла.

Гроза вдали отгрохотала,
Омылись каплями цветы.
Как долго шла навстречу ты,
Как мне тебя не доставало!

***
Ивану Лысцову
Кто говорит: ты вырос без печали,
Спасённый горькой доблестью отца?
Он молча пал в разведке от свинца –
Мы с матерью от боли закричали!
Кто говорит, что я отца не стою,
Не та походка и не те слова?..
Я клятву дал: живу его мечтою,
Пока я жив, мечта его жива!

ВЕНОК
Брату Виктору
Мать умерла! Вчера свалилась с ног,
Шепча в бреду родного сына имя…
И он пришёл – единственный сынок!
И гроб убрал гвоздиками живыми.
Мать! Приоткрой взор голубицы свой,
Взгляни на мир, он так сегодня ярок:
Прими венок –
Для мёртвой и живой
За все года – единственный подарок!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Blue Captcha Image
Новый проверочный код

*